Головна

Про нас

Останній номер

Архів номерів

Статті

Замовити друкований варіант

Пожертвування

Інтернет-ресурси

Гостьова книга

Новини Церкви ХВЄ України


Актуальне запитання

Адреси церков ХВЄ та розклад богослужінь

 




Цікаве у друзів

Какой Бог избавит вас от руки моей?

Мало кто из нас не помнит еще с детских картинок библейскую историю о Сидрахе, Мисахе и Авденаго – персонажах иудейской истории, которые были чудесным образом спасены из огненной печи, куда их бросили по приказу вавилонского царя Навуходоносора. Тем не менее, далеко не все понимают ее настоящий смысл, воспринимая ее как рассказ о героях, с помощью неземной силы одерживающих верх над злом, – из серии историй о Супермене, ловко обходящего все ловушки врагов, или Люке Скайуокере, вырывающегося из когтей страшного Дарта Вейдера. Историю о юношах в огненной печи действительно можно назвать древней предшественницей современных триллеров. Но если, слушая о том, как наши герои выходят невредимыми из огня, нас не восхищает ничего, кроме «спецэффектов», мы упускаем что-то очень важное.

Эту историю иудеи многократно пересказывали в течении долгих лет вавилонского пленения. Даже после того как они вернулись на израильскую землю, они не смогли избавиться от гнета чужеземных правителей, которые, подобно известному сирийскому царю Антиоху IV Епифану, оскверняли храм иудеев и преследовали народ Божий за верность своему Богу. Для таких тяжелых времен и была написана Книга пророка Даниила. История о трех героях в огненной печи – притча о политическом противостоянии: когда принимаются несправедливые законы, когда народ заставляют поклоняться ложным богам, история о Сидрахе, Мисахе и Авденаго призывает к действию. Книга пророка Даниила – это история гражданского неповиновения, вдохновляющая на подвиг всякое поколение, чья верность Богу стоит выше верности человеку.

Царь Навуходоносор установил гигантскую золотую статую, такую высокую, что она с трудом поместилась бы в этом аббатстве. При звуке фанфар во время торжественного посвящения каждый присутствующий должен был пасть ниц в поклонении. Что все и сделали, кроме трех молодых евреев. Взбешенный Навуходоносор приказывает поставить евреев перед ним и решает дать им еще один шанс, пообещав, что если они не падут на колени перед истуканом, он бросит их в огненную печь. При этом царь насмешливо добавляет: «Какой Бог избавит вас от руки моей?» (Дан. 3, 15). Другими словами, он говорит: «Все эти ваши древние истории о боге-избавителе – о том, как он вывел израильский народ из Египта и избавил от руки фараона – очень занимательны, только сегодняшний день – не история, а реальность. И в этой реальности вся власть и сила находится в моих руках, а вам же лучше подчиниться и поступать по-моему, потому что ваш так называемый бог вам ничем не сможет помочь».

Но юноши не вняли слову царя, и их Бог, как мы уже слышали, спасает их, показывая тем самым, что вера их была не напрасной. В конце этой истории изумленный Навуходоносор приказывает всему царству воздать честь Богу Израиля: «Нет другого Бога, который мог бы так спасать» (Дан. 3, 29). Только у Бога Израиля есть власть, намного превосходящая власть царя, и этот Бог показал ничтожность и бессилие величественного царского истукана.

Таков был урок для Навуходоносора, а чему может эта история научить нас? В свободных странах, таких как Великобритания и США, мы привыкли думать, что никакой правитель не может заставить нас поклоняться идолам. В отличие от Судана или Китая, церковь здесь, слава Богу, не преследуется. И если история из Книги Даниила – это притча о противостоянии, то касается ли она нас вообще? На самом деле, касается. В наше время язычество так же вездесуще, как и в древности, только оно имеет более утонченные формы. Навязчивые образы, призывающие нас стать на колени, не оставляют нас ни на минуту: ими переполнены экраны телевизоров и торговые центры. Образы богатства и власти манят нас своим золотым блеском. И когда звуки фанфар слышим мы, мы падаем ниц в поклонении, ибо нам чуждо сопротивление.

И тут на помощь нам и приходят Сидрах, Мисах и Авденаго, показывая нам, как противостать идолопоклонству. Золотому истукану поклонились все, кроме них, потому что они доверяли Богу. Они доверяли ему, не зная, чем закончится эта история. Вы обратили внимание на их ответ царю? «Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся» (Дан. 3, 17-18). Отступничеству от Бога, сотворившего их и возлюбившего их, они предпочли смерть. И если мы не услышим их слов, мы так и не поймем смысла этой истории, ведь не все истории имеют такой счастливый конец. Миллионы евреев были сожжены в печах концлагерей в прошлом веке, и представить себе, что вера в Бога всегда приводит к победе над врагами, было бы просто глупо. Истину этой истории мы услышим только тогда, когда осознаем, что противостояние идолопоклонству может привести в огненную печь и нас и что исход этого испытания может, по Божьей воле, повернуться к нам любой стороной.

Однако в этой истории есть еще одна примечательная особенность, на которую следует обратить внимание. Кто был странный четвертый персонаж в печи? Навуходоносор сказал: «Не троих ли юношей мы бросили в печь?.. но я вижу четвертого… и четвертый подобен богу» (Дан. 3, 25, в оригинальном арамейском тексте: «подобен сыну богов»). Неужели в печи оказался еще один заговорщик?! Даниил не объясняет, кто это такой, но тем, кто знаком с историей Израиля, этого и не нужно было объяснять, ведь это было само присутствие Бога, который никогда не оставляет свой народ в страданиях, но поддерживает его и избавляет его.

Заметили ли вы еще одну необычную деталь в этом рассказе? Когда Навуходоносор приказывает открыть печь, из нее выходят только Сидрах, Мисах и Авденаго. Тот, кто неожиданно появился в печи, названный подобным сыну Божьему, из печи страданий не вышел. Он не спасен чудом из огня, он остался там.

То же самое говорит и автор Послания к Евреям, когда говорит об Иисусе. Он приводит длинный список героев веры из Ветхого Завета, которые побеждали царства, заграждали пасти львам, избегали острия меча и угашали силу огня. Кроме того, Ветхий Завет повествует и о тех, кто были в заключении, кого пытали и убивали за их свидетельство о едином Боге, который имеет власть спасать, – даже если они не увидели исполнения обетования, о котором свидетельствовали. В конце этого списка – Иисус, основоположник и совершитель нашей веры. Иисус не избежал коварных рук своих врагов; он не вышел невредимым из огненной печи, он остался там. Он вынес страдания на кресте, пренебрег посрамлением, чтобы спасти нас, даровав свободу и надежду.

Поэтому, будучи окружены великим облаком свидетелей, восставших против власти, –Дитрих Бонхеффер, Мартин Лютер Кинг, Оскар Ромеро и другие герои, чьи образы увековечены над западным входом аббатства, – будучи окружены великим облаком свидетелей, давайте и мы противостанем идолопоклонству, взирая на Иисуса, четвертого персонажа в пламени огня.

Иисус – наша опора и защита во время испытаний. Он страдает вместе с нами и ради нас, совершенный пример веры, живущей до конца. Какой Бог избавит вас от руки моей? Тот Бог, который входит в огненную печь вместе с нами. Его обетование гласит:

Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, – через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой (Ис. 43, 2-3).
Аминь.

Некоторые пояснения

Когда меня пригласили проповедовать в Вестминстерское аббатство, я получил три наставления в подготовке проповеди: «Во-первых, твои слушатели – в основном, туристы; они могут совсем ничего не знать о Библии или богословии; во-вторых, проповедь должна быть не дольше десяти минут, и в-третьих, из-за акустики здания аббатства, говорить придется медленно и четко». Этот список ограничений, наряду с тем обстоятельством, что лекционарий Англиканской церкви на тот день не предписывал евангельский текст, оказал влияние на составление моей не совсем обычной проповеди. В этом случае я решил проповедовать евангелие на основании Книги пророка Даниила, что напоминало распространенную практику истолкования ветхозаветных историй об освобождении в ранней христианской церкви.

Большая часть проповеди – это просто пересказ истории из Дан. 3 (чтение лекционария начиналось с Дан. 3, 16, что, конечно, могло сбить с толку любого слушателя, который не имел представления обо всей истории о юношах в огненной печи). Пересказ должен был осветить две важные темы: о повсеместности идолопоклонства и о роли Божьего народа в противостоянии правящим тиранам – темы, которые посетители аббатства, прогуливаясь после проповеди, могли также увидеть в недавно установленных над Западным входом статуях мучеников двадцатого века. Однако призыв к противостоянию – не самая главная тема моей проповеди.

Чем больше я читал этот библейский отрывок, тем чаще мое внимание останавливалось на мистическом образе четвертого персонажа, который в арамейском тексте назван сыном богов, а в Септуагинте – сыном Божьим. Я никогда раньше не задумывался, что текст Книги Даниила ничего не говорит о том, что случилось с четвертым персонажем после того как Сидрах, Мисах и Авденаго вышли невредимыми из огненной печи. Таким образом, необъяснимая фигура в огне и стала центром проповеди. Вдохновленный обсуждениями на «Проекте Писания» (Scripture Project), я рассматривал четвертый персонаж как христологический знак, прообраз сострадательного Божьего присутствия с нами и ради нас.

Такое неожиданное прочтение позволяет нам увидеть ответ на вопрос, на котором зиждется весь этот рассказ, – на насмешку Навуходоносора: «Какой Бог избавит вас от руки моей?» (Дан. 3, 15). Проповедь показывает, что ответ на этот вопрос – Бог-избавитель, Святой Бог Израиля, давший обетование Ис. 43: он не оставит свой народ, когда тот будет проходить через огонь или воды. Это тот самый Бог, который был во Христе и страдал с ним, чтобы примирить с собою мир.

Таким образом, проповедь отражает несколько тезисов «Проекта Писания». Ее основная тема – спасительное действие Бога, и она предполагает единство Ветхого и Нового Заветов, которые несут свидетельство о продолжающейся истории Божьего спасительного вмешательства. Но что еще более важно, проповедь также предполагает множественное прочтение Писания, и Дан. 3 в ней был истолкован образно. Я ни в коем случае не хочу сказать, что автор Книги пророка Даниила намеренно записал христологическое пророчество;[2] скорее, он написал образно о воплощении спасительного присутствия Божьего, что позже, в Новом Завете, будет выражено в Иисусе. В таком случае, образное прочтение перемещает центр проповеди от нравственного увещевания к обетованию и утешению. Другими словами, основание нравственного увещевания находится в христологическом слове обетования.

До «Проекта Писания» я бы никогда не проповедовал так по Книге пророка Даниила. Теперь же мне кажется, что я не смог бы проповедовать по этой книге иначе.

Ричард Хейз

[1] Эта проповедь была прочитана 21 мая 2000 года в Лондоне, в Вестминстерском аббатстве, на пятое пасхальное воскресенье. Отрывки для чтения на богослужении на тот день были Дан. 3, 16-29 и Евр. 11, 32 – 12, 2.

[2] Проповедь основана на исторической гипотезе, что Книга пророка Даниила главным образом представляет собой апокалиптический манифест противостояния, составленный на протяжении второго века до нашей эры во время Маккавейского восстания против Антиоха IV Епифана. Об этом вкратце говорится во втором абзаце проповеди. Таким образом, проповедь демонстрирует возможность образного толкования, не отвергая при этом исторического прочтения текста.

"Богослов года"

Текст оригинала см. в сборнике: Hays, Richard B. and Ellen F. Davis, eds. The Art of Reading Scripture. Grand Rapids, Eerdmans, 2003.

 

Українська християнська поезія